Sonnets from Ääninen (1997) in translation into Russian by Eleonora Joffe
Published in Лееви Лехто (ред.) : Говорит пограничная страна – Финская стихомашина 21. века (ntamo 2008)

ЙОКО  ОНО  ФОНО («Joko Ono Mato»)

тот росток. Эти ночи. Эти лета
затонувшие самые корневища
рабов оливково-черные тыщи
«электросамцами» звучащие скелеты

имитируешь ритуалы неточно
прошипит чаровница. И ты не
уйдешь, во вселенской пустыне
свингуешь денно и нощно

небеса приглашаешь на танец, в замужество
аккомпанирует оркестр Парада!
теперь и поросят осеменяют мужественно –

тебя венчают котлу Свободного Ада:
«Шевели ягодицами, в конце отрывается Армстронг,
Хулабала ʹМёсьёʹ, ча-ча-ча, пару-паронг!»

©  перевод Элеоноры Иоффе

НЕОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ (“Asumaton saari”)

Прошу – и жемчуг соберешь в подарок.
Копье на солнце преломлять напрасно.
На сочленениях потертых ясно
видны следы полученных ударов.

Я молодость сравню с наделом, с полем.
Родится ли в глубинах утра вечер?
Когда я набираю в буквы ветер,
солдатики стоят фонарным строем.

Я снова начинать не стану просто.
Ведь схема – это вам не панорама.
Как паузу, страницу я открою:

пишу, верчу, крою, стираю, скрою.
О время, воротись! Ты видишь – прямо
необитаемый скользит к причалу остров.

©  перевод Элеоноры Иоффе

JAGELLONICAE

Поющая судьба – и бесконечна
ограда парка. Ведьма Фредерика
заходит в лабиринт души врага.
Вещает маршал. В опере, конечно,

легато линия ломается в прохладных
аркадах партитуры. Кто беспечно
задумал лес, болезненно и вечно
мистический и эти, будь они неладны,

костюмы, пьянку? Чьей искать вины?
Предатель Клаус Флеминг – вор, собака,
оскалился: весь начался сыр-бор

из-за его детей – точнее, дочкиного брака.
Певцу свобода, гаммы перебор.
А нам король Сигизмунд, судьба страны.

©  перевод Элеоноры Иоффе

УТОЧНЕНИЕ («Täsmensi hän»)

Вот здесь: Девица Такая-то неопределенных лет,
сегодня вроде бы томная немного.
Присаживается, косится на свою ногу.
Открывает сумку и достает пакет.

Заказывает еду, строчит короткий отчет
Главному; нахмурясь, доедает свой антрекот,
направляется в дамский туалет и ждет
возле раковины. Из-под двери торчит

край сорочки. Кровь кетчупом булькает наружу!
Она выводит свидетелей из сортира,
в руке небольшое, но пристрелянное оружие,

ведет заложников на запасную квартиру.
Хуанита взводит курок. Тут кое-кто поднимает крик.
После этого тишина и холодный мрак.

©  Перевод Элеоноры Иоффе

МИРМИКОЛОГ*  («Myrmekologi»)

Случай был, с его точки зрения,
«тересный». Анонимка все подтверждала.
Только стиль преступления поначалу
вызывал некоторые сомнения…

Нечасто слышишь, чтоб их насквозь….
В тот день было, как видно, душно…
С другой стороны, от работы тошно,
глядишь, и обманщика напарят авось…

«Несколько стихотворений, полных интима,
нагруженных смыслами настолько …»
Доктор Ватсон очнулся: модель поведения эта

с сообществом (муравьиным) вполне сопоставима,
с делом, которое вел сам объект, но только
если логика процесса позволяла это.

* мирмиколог: специалист по изучению муравьев

©  перевод Элеоноры Иоффе